Борьба с архитектурными излишествами: история Челябинского плацдарма

Недавно появилось сообщение: запланирован ремонт пятиэтажного дома на Кировке напротив оперного театра. В рамках данной работы предусмотрено восстановление исходной пластики фасадов здания, — сообщалось в информации со ссылкой на комитет градостроительства и архитектуры Челябинска. 
Это дом в центре Челябинска изначально задумывался архитектором Александровым красивым, с колоннами, но в архитектуре начался период минимализма и его превратили в «хрущевку». 
Есть повод  поговорить «об излишествах» на улицах Челябинска.
В каждой профессии есть свои памятные даты. Чаще они – интересны для узкого круга, лишь для специалистов. Но другое дело, если они касаются облика города, у всех на виду. Такова и эта история. В середине 50-х годов вышло правительственное постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». С появлением этого, теперь уже исторического документа, была пересмотрена архитектурная практика по всей стране. Коснулась она и Челябинска.
О том – как коснулась, каких зданий говорим с челябинским строителем и краеведом Игорем СТОЯКИНЫМ.
— В 1950-е годы строительный комплекс буквально сотрясался от потока партийно-правительственных решений, посвященных строительству и архитектуре: вышли постановление «О развитии производства сборного железобетона» и Всесоюзное совещание строителей (1954), постановления «О мерах по дальнейшей индустриализации, улучшению качества и снижению стоимости строительства» и «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», постановление «О развитии жилищного строительства в СССР», «Всесоюзное совещание строителей.
— Партия в ту эпоху, как известно, была «наш рулевой». Под ее пристальным руководством строилось все в обществе, что уж тут говорить про отдельные дома. Что происходило тогда?
— На смену борьбы с «архитектурным упрощенством» 1930-х годов пришла борьба с «архитектурными излишествами» 1950-х.
Из воспоминаний челябинского архитектора Е.В. Александрова: «В 1953 году первым секретарём ЦК КПСС становится Н.С. Хрущев. Так вот, одной из первых инициатив Никиты Сергеевича стал перевод отечественной строительной индустрии на сборку домов и сооружений из сборных железобетонных конструкций. Однако этим дело не ограничилось. Принятое постановление ЦК КПСС и Совмина СССР задело и архитекторов. Их обвинили в косности, в так называемых архитектурных излишествах. Борьба с этими «излишествами» велась широким фронтом.
Коль скоро основные строящиеся тогда в центре города здания были мои, меня и подвергли основной критике. У нас, как известно, привыкли искать козла отпущения.
Чтобы озадачить, как говорят, челябинских архитекторов, рапортовать о том, что они поддерживают новые веяния, к нам в город прибыл высокий чин – заместитель председателя Госстроя РСФСР некий Печенкин. Меня пригласили на совещание, что проводил председатель горисполкома Г.Н. Конопасов. В зале были вывешены планшеты, на которых изображены проекты моих домов.
Во время своего выступления я доложил, что, по сути, мои дома не содержат каких-либо «архитектурных излишеств». Они будут самые высотные в городе, но это оправдано их ролью в застройке и местоположением. Однако всё это не удовлетворило приезжего начальника, и он обрушил на меня шквал критики. Я постарался продолжить своё выступление, снова повторил, что его предложение снять верхние этажи – это глупость, поскольку эти этажи наиболее экономичные. И если уж вести речь об экономии, то он со своими предложениями, — а было видно, что это не архитектор, а функционер, — как раз и приводит к неоправданным расходам.
Наш спор не был подхвачен никем, все сидели и слушали, чем всё это закончится. Печенкин начал терять терпение. «Да у нас в Москве, — заявил он, чтобы видимо окончательно меня добить, — таких как вы снимают с работы и отправляют на стройку…» «Вы напрасно приравниваете стройку к штрафному батальону, — парировал я, — строитель – это почётная профессия. И меня ваша угроза нисколько не страшит. А что до угроз, то вы стараетесь напрасно. Я же бывший фронтовик и на войне видал не такое…»
Поскольку я был беспартийным, против меня не были применены те санкции, что ожидали бы члена партии. Печенкин ушёл с совещания в обком и там потребовал, чтобы меня сняли с работы. И вскоре я действительно был освобождён от поста заведующего лабораторией в «Челябинскгражданпроекте», стал рядовым архитектором».
— Александров остался в истории Челябинска, как один из ярких его жителей, оставивший свои заметные «страницы» в архитектурном облике современного Челябинска. Но была в жизни самого знаменитого архитектора, оказывается и такая невеселая страница. А какие печальные страницы произошли в архитектурной судьбе челябинских зданий?
— Решением Челябинского горисполкома года был утвержден состав архитектурного Совета при отделе по делам архитектуры в целях пересмотра ранее согласованных проектов и устранения излишеств в проектировании и строительстве общей численностью 35 человек.
И машина заработала — в процессе борьбы «с архитектурными излишествами» произошли изменения во многих архитектурных проектах строящихся жилых домов и административных зданий.
— Назовите конкретные адреса таких изменений.
— Это — жилой дом с магазином «Уральские сувениры» по пр. Ленина, автором был Е.В. Александров. Пришлось исключить из проекта три верхних этажа, эркеры, колонны, башенку и венчающий её шпиль.
В жилом доме по ул. Кирова, 86 (автор тот же — Е.В. Александров) были исключены из проекта колонны и лоджии, три портика с третьего по шестой этаж.
В знаменитом жилом доме на пл. Революции, 1 (автор его снова Е.В. Александров) были исключены из проекта три верхних этажа.
Стал ниже на два этажа и жилой дом с кинотеатром «Спартак» по пр. Ленина, 19 .
— Не сразу обрел сегодняшний вид и этажность и главный корпус нынешнего ЮУрГУ.
— Совершенно верно. В те годы, когда строился главный корпус Челябинского политехнического института он был пущен и открыл свои двери для первых студентов без нескольких этажей – были исключены из проекта четыре верхних этажа с башней и шпилем. Нынешний силуэт здания, одной из визиток города, обрел свой сегодняшний вид, спустя годы, при завершении реконструкции здания в 2003 году.
В далеком же 1956 году было пересмотрено 55 групп строящихся жилых домов, административных зданий и объектов культурно-бытового назначения общей стоимостью после пересмотра 254657 тыс. рублей.
Были устранены излишества по оформлению фасадов, по благоустройству и малым формам, по планировочным решениям, по внутренней отделке, оборудованию и прочим затратам на общую сумму 9519,8 тыс. рублей (из отчёта отдела по делам строительства и архитектуры за 1956 год). На эти деньги можно было построить около 6,2 тыс. кв. м жилья.
В газете «Челябинский рабочий» в марте 1956 года в статье «Некоторые вопросы строительства Челябинска» пояснялось,  что корректировка генерального плана города вызвана «необоснованным расширение улиц, преувеличением размеров площадей, созданием кварталов со сложной конфигурации, затрудняющих применение типовых проектов». В статье также подверглась критике творческая деятельность ряда архитекторов.
К началу1960-х годов в городе строительство экономичных жилых домов было поставлено на поток, значительно возрос объём вводимого в эксплуатацию жилья.
Со временем «рецидивы архаики и украшательства» (Н.С. Хрущев) были изжиты, многие архитекторы стали правильно понимать задачи, стоящие пред советской архитектурой. В середине 1980-х годов около 82-х процентов вводимого в эксплуатацию жилья в городе было панельного исполнения. Оставшиеся дома хоть и были в каменном исполнении, но практически все возводились по типовым проектам.
Так прошла и такими победами была увенчана борьба с архитектурными излишествами на улицах Челябинска.
uralpress.ru

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: